Болезнь и отсутствие удовольствия от дел

Представим себе ситуацию. Пусть болит спина или тревожит коленка. И вот уже нет приятных ощущений от прогулки вдоль моря, нет ощущений удовольствия от посещения тренировки. Получается, что болезнь ограничивает не только самой проблемой — но даёт и искажение в работе психики.

В мозге вырабатываются различные нейромедиаторы. Но, пусть человек пришел в тренажерный зал и начал выполнять подъемы гантелей на бицепс. Если спросить в процессе — то даже у опытного посетителя тренажерного зала — будет боль. Но, как ни странно, после выполнения комплекса всех упражнений — есть удовольствие от проделанной работы.

Да, можно сказать, что человеку нравится делать себя красивым, заботиться о своём здоровье, регулярно тренируясь — но это всегда отложенный результат. А вот получение дозы приятных нейромедиаторов сразу в процессе, которые весьма смахивают на наркотические вещества — это правда.

На самом деле, так происходит всегда. В любом деле. Когда что-то получается хорошо, нравится — выделяются, скажем, серотонины и эндофрины. И вот человек получил удовольствие.

Но, пусть человек вынужденно ограничен в еде. То уже нет шансов получить нужные вещества в виде поощрения уже во вкусовых и обонятельных центрах мозга. Ограничения со спортом? И вот сенсомоторные области получают в малом объеме столь желаемые и необходимые нейромедаиторы.

Потому, любая болезнь изменяет работу психики. Порой говорят, что меняется сознание. Но что поделать, что даже не из-за самой болезни, а из-за последствий оной — уже не получить вознаграждение. Начинаются проблемы.

Нередко такие проблемы тянутся с самого детства. И люди в недоумении: а что же не так? Проблема в том, что должно получаться — только тогда мозг даёт поощрение. И для исправления любой беды нужны обычно месяцы, чтобы сдвинуть ситуацию, чтобы заставить мозг работать оптимально, здорово.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up