Особенности исправления длительных падений слуха и других болезней

Любая болезнь вынуждает человека компенсировать. Как-то жить без использования, скажем, слуха. И даже со слуховым аппаратом — человек не может слышать также хорошо, как и здоровый человек. И этот момент умножается на долгие годы. В чем же проблема объективно?

Нужно подойти к вопросу строго со стороны работы мозга. Многие люди не до конца уверены, что есть такой вполне очевидный факт: всё тело нужно чтобы нагружать нервную систему во главе с мозгом. Фактически, разные звуковые ситуации или просто жизненные — это разная нагрузка на мозг: со слухом – слуховые центры мозга, нагрузка физическая – на сенсомоторные. Потому, так хорошо и работать, и отдыхать, и спорт, и развлечения, и общения, и отношения, и многое другое.

И вот мы представим, что человек плоховато слышит, но с речью ещё всё очень ничего так. Получается, что, будучи на кухне, — многие звуки исчезли. При общении — тоже. На улице интересует больше картинка. А личные отношения не строятся на базе приятности, красоты голоса. Даже ремонт двигателя или чего-то ещё — не будет идти благодаря звуку.

Затем стоит посчитать. Вот каждый день есть ситуации, сотни мелких действий. И нужно что-то в них делать. А мы берём и исключаем из них слуховую информацию. Как следствие нет нейронных связей со слуховыми центрами мозга. Даже когда нам надо говорить: слышать-то надо и себя, свою речь. Или планирование поступка — уже не включает в себя работу слуха. Да-да, есть отделы мозга, которые отвечают за планирование.

Было бы чудесно иметь великолепный томограф, который бы явно показал, что с каждым днём всё меньше нейронных связей и кровеносных сосудов есть около слуховых центров. Это большая часть мозга — около 1/7 всего объема — не работает в полную силу. А спустя время мозг с радостью лентяйничает.

И вот человек уже лет 10 ничего не делал. Какие трудности ожидают? Примерно, как и человек, который пару лет не ходил. Или человек после инсульта. Нечто похожее. Вот есть попытки получить нагрузку — и человек быстро устает. Любая попытка даже отрезать кусочек хлеба — лишена звуков. Вообще в любом деле нет звуковой составляющей.

Фактически нужно немало времени, чтобы организму было удобно задействовать слух во многих житейских ситуациях. Можно это сравнить с тем, когда пожилому человеку предлагают взять миксер и взбивать нечто не вручную. Человек отказывается. Казалось бы, сразу легче и быстрее. Но нет, очевидно всё не так. Ведь нет опыта обращения с миксером, потом не ясно как мыть, как использовать в будущем, где хранить. Нужно огромное количество сил и энергии внутри мозга. Потому, проще вручную ещё годами нечто взбивать.

Учитывая тот факт, что мозг всегда стремиться лентяйничать — конечно же очень выгодно поймать ситуацию на старте. Ведь мозгу очень лениво перестраивать нейронные связи, подтягивать новые кровеносные сосуды в другие части мозга. Но, если хорошо разобраться, то выяснится, что любые болезни и в том числе слух — это базовая функциональность тела. Это не есть навык, который надо добыть годами тренировок. Потому, в целом, всегда есть шанс довольно быстро поправить.

Конечно же, когда сзади 20 лет странного слуха, а уже года как 2 всё совсем печально — работать тяжелее. Но, если есть желание — то глобальной разницы между свежим падением и старым — отыскать трудно. Да, несколько сложнее, если с детства беда — нужно больше понимать как что должно быть со слухом или чем-то иным в норме.

Получается, что главная проблема — это желание долго и методично работать, знать к чему стремиться. Увы, на сегодня нет возможности сесть и заметить разницу в работе мозга прям месяц за месяцем. Когда-то это будет доступно. А сегодня — придётся отслеживать динамику состояния здоровья. Объективно методично делать замеры состояния слуха или чего-то ещё.

И да, как со слухом — так и со всем остальным: пока человек не достигает нормы, любое улучшение не впечатляет. Такая особенность работы психики. Но и важно учитывать, что социально человек не готов, что нечто должно стать лучше. Все привыкли либо к ухудшению, либо врач всё должен сделать за человека. А личная работа по изменению — кажется неуместной для всех людей на планете.

Возникает резонный вопрос: а делать-то что? Тут же выяснится, что дабы закрепить некую привычку, знание, что-то запомнить – нужны многократные повторы и задействования. Тысячи раз в месяц. Фактически, нужно поменять небольшие детали в течение дня, которые создадут пусть 30-40 попыток в сутки, очень коротких. В месяц – около 1000 раз. Зачастую уже 2-3 тысяч повторов хватает радикально изменить ситуацию. Причем, это не 3 часа в день – а просто частые небольшие детали. Ведь нормальное состояние здоровья – это не навык, а базовая функциональность тела.

Отдельно всегда стоит учесть увлеченность размышлений о проблеме. Скажем, думать о слухе — значит вовсе не иметь нагрузки на слуховые центры мозга и уши. Волноваться про шум в ушах и больную коленку — это опять же лишение столь нужной нагрузки. И привычка думать там, где в этом нет необходиомсти.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up