Исправление слуха с акцентом на высокие частоты. История из личного опыта №28

Данная история исправления слуха с одной стороны очень типична, а с другой стороны даже диагноза нейросенсорной тугоухости нет. На данном этапе проблема со слухом начинает исчерпываться, начавшись не так и давно: проблема с высокими частотами в диапазоне свыше 10кГц стала разрешаться в кратчайшие сроки и ситуация продолжает с каждым днем определенно радовать все больше. Описание включает в себя как историю, так и методы использованные в процессе исправления — оттого и так длинно.

Диана Сунгатуллина, 27 лет, по профессии музыкант, вокалист. Все началась с того, что как-то, почти случайно, летом она проходила очередной обязательный медицинский осмотр. На тот момент она недавно переболела ОРЗ и ее на всякий случай отправили к сурдологу. У нее не было никаких жалоб. Просто ради профилактики. Придя к сурдологу было выявлено, что у Дианы в наличии «двусторонняя сенсоневральная тугоухость начальные явления, снижен слух на высоких частотах». На практике это означает, что падение в диапазоне до 4(8)кГц не превышает 20дБ. Обычно это называется нормальным слухом, и Диана вполне хорошо все слышала. Сделав расширенную аудиограмму сурдолог выяснил, что у Дианы есть проблемы с высокими частотами, свыше 10-11кГц. Кстати этот порог по частотам — это крайний диапазон возможных звуков, которое издает фортепиано. С точки зрения музыки, более высоких звуков толком и не бывает (выше 10-11кГц традиционно не бывает именно нот).

Дальше началась крайне занимательная история. Диане выписали сосудорасширяющие препараты. После процедур стандартных в виде капельниц и таблеток стало шуметь. Аудиограмма не изменилась. Отсутствие дальнейшего падения посчитали уже неплохим результатом и отправили Диану полную сомнений. Вся ее жизнь буквально рушилась. Постоянно занятия по вокалу она проводила сражаясь с шумом и недостаточным по качеству восприятию слухом.

История на этом не закончилась. Потом ей предложили пойти к терапевту, затем уже был невропатолог, эндокринолог и другие врачи. Ей даже выписали в конце упоительные, т.к. она постоянно волновалась и ничего не могла с этим поделать (таблетки, кстати, не помогли). Шумы с каждым днем усиливались. Они ее преследовали. Были еще предложены определенные медицинские варианты исправить ситуацию, включая уколы за ухо (ушная блокада) – но было принято решение не рисковать. В какой-то момент Диана прекратила ходить на процедуры. К тому же, в один из последних дней после сосудорасширяющих препаратов ей стало сильно плохо — все окончилось скорой помощью и проблемами с вестибулярным аппаратом в течении нескольких дней.

К концу лета ситуация была примерно такая: шум в ушах, звон на высоких частотах, «песок», периодически пикает как азбука Морзе, бывает болит в ушах , где-то внутри. А в силу того, что Диана музыкант — для нее это было невероятным снижением качества звука, да и восприятие ухудшилось — приходилось переспрашивать, уточнять.

Остановимся чуть подробнее почему после препаратов начало шуметь. В нормальном режиме ухо постоянно работает. Когда применяются сосудорасширяющие препараты для слуха, получается, что ухо пытаются как бы «расслабить». Таким образом ухо начинает слышать более тихие звуки. Но в силу того, что ухо искусственно расслабленно — оно не может работать уже с громкими звуками (сжиматься), постоянно что-то происходит в неестественном ритме. Часть частот усилена, часть куда-то пропадает — потому и появляется шум. Ведь такой подход и является основной причиной наличия шума. Проблемы с ощущения равновесия возникли из-за того, что вестибулярный аппарат человека находится непосредственно среди внутреннего уха — неудивителен такой исход.

Один из первых визитов к врачу-фониатру был в июле. К концу лета — ситуация начала превращаться в трагедию, с которой Диана отказывалась смириться. Она начала искать хоть какие-то варианты поправить положение. И к середине сентября нашла описание исправлений слуха у меня на блоге. Внезапно оказалось, что в свое время Диана училась с Альбиной в одном музыкальном училище. Той самой Альбиной из самой первой истории исправления слуха. После дополнительных рекомендаций Альбины, Диана всерьез перечитала всю информацию на блоге о слухе еще раз и заметила очевидные свои ошибки. Впрочем, более нигде информации о высоких частотах в сети не было, так что выбор был изначально невелик.

К концу сентября Диана написала уже мне. Я, как обычно в таких ситуациях, попросил увидеть аудиограммы и был поражен столь высокой детализацией проведенной аудиометрии. Исходя из замеров были выданы рекомендации, что делать, на что обращать внимание и что категорически не делать.

Посмотрим, что же было из фактического на конец сентября. Я специально опишу все, что было видно еще до общения с Дианой по скайпу. На тот момент я знал краткую историю и жалобы. И стандартный вопрос «Что делать», но с уточнением по поводу высоких частот. Взглянем на аудиограммы.

11_07_14
29_08_14

На первой аудиограмме от 11 июля 2014 явно видно проблему №1. Слишком большая разница между костным и воздушным проведением слуха. Разница между левым и правым ушами не велика. Четко видим, что лучшая точка аудиограммы — 4кГц. А вот лучшее проведение слуха по воздушному пути — это 1кГц. Это сразу выдает правду о Диане — она человек с очень хорошим (музыкальным) слухом — с очень широким диапазоном. Чем дальше от начала точка с лучшем проведение в районе 1-4кГц — тем детальнее человек слышит. Частота около 1кГц — это основная частота работы уха. Тут видим, что в этом месте слышно лучше всего по «воздуху», т.е. отчетливо видно, что проблем со слухом тут нет. Стадия болезни исключительно начальная и ничего страшного. Но жалобы на шумы сразу же требуют замера хотя бы до 16кГц. Без замера в расширенном диапазоне исправлять такую ситуацию сильно труднее и неэффективно.

Перемещаемся к замеру от 29 августа 2014. Смотрим в первую очередь на изменения по сравнению с замером июльским. Очевидно, что костный замер в среднем чуть лучше. Но сразу же замечаем, что не смотря на то, что в среднем до 8кГц все стало может и лучше, но четко видно, что худшие значения воздушной проводимости находятся в начале диапазона и улучшаются к 4кГц. В июле же такого не наблюдалось. И если взглянуть свыше 8кГц увидев там провал — очевидно, что слух начал падать. Сверху просто упал сильнее, чем снизу. Это наглядно показывает, что еще бы пару месяцев в прежнем ритме и что-то бы да стало хуже в начале диапазона до 20-25дБ падения и можно было бы поставить честный «вызывающий» диагноз НСТ 1й степени.

Что видно еще? В начале диапазона видим еще большую разницу между костной и воздушной проводимостью. Это именно те частоты, которые нужны для восприятия голоса. Можно не удивляться, что Диана постоянно переспрашивала. Обычно такая большая разница есть, когда человек начинает сильно сомневаться в своем слухе или крайне невнимателен на постоянной основе к окружающему миру, т.е. занят мыслями, игнорируя звуки.

Теперь переходим к высоким частотам. Перво-наперво радуемся, что замер выполнен аж до 20кГц. Если бы он был сделан до 16кГц — могли бы быть сомнения, ведь может показаться, что слух строго «затухает» с ростом частоты. Но такого бы не случилось, т.к. очевидно, если лучшая точка в диапазоне 4кГц — этот факт (слышно ли свыше 16кГц) пришлось бы заставить тщательно Диану проверить. Судя по всему, она слышит еще и свыше 20кГц. На диапазоне от 11 до 18кГц мы видим падение «галочкой». Худшее место — это 14-16кГц. Это место тянет за собой остальные частоты, кончено же начинает тянуть ближе к основному диапазону, в сторону низких частот.  Сразу же отмечаем, что левое ухо страдает как в начале диапазона, так и имеет явно худшие показатели на высоких частотах. Этот факт важен. Замечаем, что частота 11,2кГц слышна хуже, чем 12,5 и 10кГц — именно это будет создавать двойной, блуждающий шум на пару с провалом в 14-16кГц. Среди этого падения важно понимать, что если бы была возможность более детально проверить все частоты в диапазоне 11-18кГц — картина была бы еще яснее. Последним отметим, что начало падения сверху начало доходить до 9кГц, а также подмечаем, что 1кГц слышен ровно также, как и 8кГц.

Что имеем в сумме? Начинается падение в низких частотах из-за сомнений. Очевидно падение галочкой с акцентом 14-16кГц в диапазоне от 9 до 18кГц, которое идет «ступенчато». И перекос на левое ухо. Хотелось бы еще увидеть такую же детализацию и по костному проведению звука — но она, увы, не выполнена — потому работали с тем, что было.

На самом деле более описывать как и что было поправлено — почти избыточно. Самое важное — это понять саму ситуацию: что есть прямо сейчас. Но, тем не менее, продолжим со всеми деталями. Для полноты картины нужно узнать, что же Диана упускает в диапазоне 14-16кГц. После внимательного изучения было выяснено, что в том диапазоне находится обычно детализация звучания всех звуков. Ощущение звукового присутствия у Дианы есть — около 20кГц. Частоты же свыше 10кГц как бы дополняют детали, уточняют откуда идет звук, какой он, как распространяется в пространстве, добавляют тембральных отличий, делают звук живым. Без этих частот звук становится какой-то немного блеклый, простоватый, немного отстраненный. Но в случае Дианы не так важно что именно упускается — это всего лишь последствие. Почему? Потому как падение идет галочкой и у нее почти зеркальная ситуация: на высоких частотах распознается «галочка», и почти точно также уходят низкие частоты.

Основополагающая ошибка состоит в том, что у Дианы слишком много сомнений. После посещения доктора она начала сомневаться. Затем был неудачный курс медицинских препаратов. Все это здорово расшатало психику и начались большие сомнения. Затем действия медицинских препаратов начало добавлять «масла в огонь». С каждым днем сомнения все более увеличивалась.

С точки зрения медицины данный случай крайне уникален — есть провал на высоких частотах, но дальше провала — все слышно хорошо. Это повод, чтобы не до конца верить теории о строении уха и «ворсинках».

Тут важно понять, что ситуация со слухом была очень давно «на грани». Среди всего, что советовали врачи нашелся один крайне полезный факт. Оказалось, что когда Диана летала на самолете или не столь удачно зевала — появлялось ощущение заложенности в ушах. И она просто зажимала нос и давлением изнутри как бы поскорее «втягивала», чтобы все (евстахиева труба) вернулось на свои места. Так делать категорически нельзя. Быть может этот факт (тубоотит) немного делал ситуацию нестабильной. У Дианы никогда не было проблем со слухом до данной проверки, хотя слух никогда серьезно не проверялся.

Особенность высоких частот состоит в том, что они скорее напрямую связаны с работой психики, стилем мышления. Даже не восприятием услышанного, а именно работа психики + желание детализации звуков. В профессиональной деятельности Диане нет необходимости иметь идеально ровную аудиограмму свыше 10-11кГц. Но, исходя из ее субъективной оценки на сентябрь 2014, проблемы со звучанием стали происходить строго после лета. Скорее всего, провал мог быть на высоких частотах небольшой и ранее, который корректировался/выравнивался мозгом. Затем баланс был нарушен.

Главная рекомендация была простой. Надо было не вслушиваться, не бороться с шумом, не корить себя и т.д. Это и есть замкнутый круг из которого нужно выйти. Когда человек переспрашивает — он сомневается, что не услышит. Это сомнение ухудшает работу слуха. Когда человек борется с шумом, он вкладывает силы в поддержание шума. Мною было предложено попробовать не бороться. Замечать само восприятие слуха и восприятие восприятия.

Немаловажным в данном случае является факт о мыслях в голове. Диана — профессиональный музыкант, вокалист с высшим музыкальным образованием. И ее посещали страхи о будущем. Я же посоветовал более не размышлять в подобном ключе, т.к. очевидно, что подобные размышления все равно не помогают исправлению. А если уж было принято решение положится на меня, то я строго рекомендую такие мысли не поддерживать вовсе.

К сожалению, к моменту текстового обращения ко мне аудиограмма уже немного устарела. Очень важно в первые месяцы падения иметь самые свежие замеры. Чем точнее замеры — тем эффективнее все можно сделать. В данном случае же решили не мучиться поиском вариантов для еще одного замера (а он был нужен вновь строго до 20кГц). К тому же пришлось бы вызвать подозрения доктора, о которых я постоянно предупреждаю. Увы, сурдологи внушают лишь ухудшение в будущем. Нам же такой вариант развития событий как-то не подходил.

Из рекомендаций также было дано: замечать акустику помещений, замечать удаление-приближение предметов таких как автомобили. И не искать причин плохого слуха. Также, уже «стандартное»: замечать и пользоваться нестабильностью слуха. И самое важное: просто наблюдать за слухом.

Спустя 3-4 недели мы с Дианой связались в скайпе (на сегодняшний день — всего лишь единожды за все исправление). На тот момент ее описание проблем было таким: «очень беспокоят шумы в ушах, закладывает уши, слышу как будто не всегда чисто и качественно, особенно после полного рабочего дня, хочется убрать весь «мусор» в виде шумов; и еще, обычно к вечеру бывает болит где-то внутри ушей, как будто нерв что ли».

Стоит отметить, что ситуация со слухом стала не просто стабилизироваться — а даже улучшаться. Характерным одним из многих фактов стало интересное событие. Когда Диана приходила на студию звукозаписи очередной раз у нее спросили: а ты слышишь писк? В тот день в сентябре она его не слышала. Спустя время, уже в октябре, вешая куртку, она услышала писк — оказалось заряжались рядом аккумуляторы. Для подтверждения своей догадки она даже приблизилась к зарядному устройству впритык: звук чем ближе к устройству — тем громче. Через неделю тот же писк она слышала с более далекого расстояния.

Основным изменением за время от переписки стало обретение некого спокойствия внутри, отсутствие борьбы. Пообщавшись в скайпе, я ответил на все вопросы Дианы, учтены были все мелочи. Более детально было рассмотрено и выяснено «что есть сейчас» и «почему происходит». Стало очевидно, что нужно перестать делать лишнее. Для этого нужно было наблюдать за слухом и если что-то казалось странным и ненужным — не делать этого.

Из явных физических отклонений, которые хоть как-то могли бы влиять на слух — это легкие остеохондроз — проблемы с шеей. Более ничего никогда не было.

Во время общения обсуждалось приоритетно работа психики в связке со слухом. Как работает привычка не слышать. Были обсуждены методы как ускорить приближение дня, когда со слухом все будет хорошо. Все эти материалы регулярно появляются на блоге в виде ежедневных заметок.

Уже в конце октября появилась необходимость прекратить всякую слишком активную деятельность со слухом. Общая цель была заметить нестабильность слуха, не бороться с шумом — и это уже начало получаться. Дабы не выдумывать новой ненужной работы и не давать слишком много внимания к слуху и ушам, что означало бы вмешиваться в работу слуха, — было принято решение потихоньку снижать внимание к слуху.

Повышали же количество внимания к характеру мыслей. Очень важными были маленькие наблюдения Дианы. Она заметила высокочастотную составляющую работы своего «родного» холодильника, начала замечать новые детали, увлекаться ими. Также рассматривалась работа с мыслями.

Для того, чтобы не пересыщать вниманием слух, было предложено немного заняться шеей. К моменту общения Диана даже начала улучшать состояния своего носа — постоянный ринит стал проходить после прочтения соответствующих материалов на блоге.

Очень удобным был тот факт, что Диана музыкант. В ее дне столько занятий музыкой — что это просто великолепно для исправления слуха. Мы постарались продумать как «выжать» максимум возможного из этих записей.

Остановимся на «перекосе» слуха. У Дианы чуть хуже слышало левое ухо. В данном случае это значило, что вместо реальной чувствительности и интуитивного пользования слуха, а также стиля мышления — были выбраны логические жесткие доводы. И на чувствительность стали «забивать». Что неизбежно отразилось на том, что левое ухо в проблемном диапазоне (да и в самом начале диапазона) слышало в среднем на 5-10дБ хуже, что с одной стороны не много, но тенденцию нужно было бы исправлять. Для исправления в данном случае хватило перестать думать о плохом будущем, обесценивая текущее мгновения и не слыша/чувствуя звуки прямо сейчас.

Также были выданы обязательные рекомендации молчать о исправлении с доктором и мало говорить окружающим. Окружающие музыканты и «звукачи» время от времени обсуждали свои проблемы со слухом. Было настоятельно предложено не слушать странных домыслов и догм, например: наушники вредят слуху или громкая музыка вредит слуху. Или вариант от врачей: профессиональное падение слуха. Решено было этим не пользоваться.

Изначально Диана хотела поправить ситуацию со слухом чуть ли не в месяц. Увы, такое не настолько реально. Потому мы обсудили что и как делать далее. Было принято решение воспользоваться очередным назначенным врачам днем для замера слуха. В итоге вышло, что спустя 19 дней после общения в скайпе или спустя 46 дней после моего ответа в виде текста начального была выполнена очередная тональная аудиограмма. Стоит отметить, что Диана сама крайне немало работала, перечитывала материалы по слуху (и не только) на блоге, всячески стараясь ускорить начатое дело, повышая эффективность исправления.

Одним из хороших советов был таким: постараться не бывать в сильно тихих местах, где бы была отличная возможность возрастать шуму. Постараться слушать порой громкую музыку недолго, если шум начинает раздражать. Обычно это позволяет резко уменьшить количество негативных состояний и проявлений шума, что значительно ускоряет исправление слуха, а особенно — избавление от шума.

Было решено посмотреть какое движение будет замечено на замере — тогда и уточнять дальнейшие действия. С замером повезло: он мог бы состоятся на 4 дня раньше. Все же необходимо придерживаться одного явного факта — времени формирования привычки: в среднем, 3 недели. Все же нужно привыкнуть иметь хороший слух и пользоваться им. Но в данном случае падение сильно свежее и было решено попытаться пройти максимально быстро. Да и опыт исправления слуха начал набираться, почему бы и не сделать скорее?

В итоге получили замер, который и опубликовали в тот же день:

14_11_2014

Данный замер сделан в том же месте, но только в «проблемном» диапазоне. Врач-сурдолог ободрила Диану улучшениями к лучшему. Ну а мы решили ближе к НГ сделать еще один замер. Цель была поправлять слух так, чтобы свести падение «галочкой» в высокочастотном спектре до минимума, а затем дать время, чтобы Диана привыкла задействовать ту часть диапазона. Потому, цель стала до НГ избавиться от явных проблем, а потом все само дойдет, что уж там останется.

Смотрим, что было достигнуто в сжатые сроки:
1. Проблема с высокими частотами начала сужаться. Явный выход за границу падения в 20дБ начался с 12,5кГц, а ранее — с 11,2кГц (увы, мы не знаем что там с 18 и 20кГц, но, вероятно, тоже стало лучше)
2. Замечаем, что левое ухо стало в некоторых местах слышать лучше правого. Теперь они в среднем сравнялись, а небольшая разница между ушами — это даже бонус в процессе исправления: так даже быстрее и удобнее получается исправить
3. Очевидно общее улучшение во всех точках строго на 5-10дБ (в пике до 15дБ). А если учесть, что с конца августа до середины сентября ситуация была плачевна, то вероятно замер от конца сентября был бы еще хуже — а мы сравниваем конец августа и середину ноября
4. Худшая точка осталась именно 16кГц. Проблема стала сильно локализована
5. Заметно улучшение в точке 8кГц, а также расширение почти «ровной» линии до 11,2кГц. Скорее всего это означает, что и низкие частоты также стали лучше

Если подытожить, то результаты нас сильно порадовали. Учитывая еще нюанс с тем, что в идеале бы сравнивать замеры конца сентября с серединой ноября. Тенденция можно сказать идеальная. По субъективным ощущениям у Дианы также все стало сильно лучше. В следующий раз обязательно будет проведена максимально полная тональная аудиометрия: со 125Гц до 20кГц.

Из-за того, что «галочка» стала сужаться, было принято решение сконцентрироваться именно на частотах 15-17кГц и сместить акцент на что обращать внимание, чтобы ускорить процесс исправления: конкретные звуки, которые присуще этому диапазону — легко определить поигравшись «эквалайзером» в нужном диапазоне.

Очередными рекомендациями (предложенные в переписке) были следующими: с каждым днем количество внимания к высоким частотам должно смениться просто более качественным восприятием звуков. Вот и все. Главное, что может еще остаться — это правильное «сомнение»: а может можно еще сильнее расслабиться? Или: может, все еще проще?

В день замера Диана описывала состояние слуха примерно вот так: «стало лучше даже физически как будто ощущаю, шумов меньше гораздо, и то их слышно только в помещениях, где звукоизоляция есть, а еще и энтузиазма стало больше».

Приятный замер и заверение сурдлога, что все стало лучше — дополнительно влияют на эффективность исправления слуха. Теперь есть объективные замеры. Новый ориентир взят на НГ — сделать замер и точно выяснить какой прогресс будет достигнут.

Оставшиеся шумы очевидны, т.к. падение в точке 16кГц все еще составляет порядка 50дБ. Правда в этот замер (14 ноября 2014) Диана впервые немного сомневалась и волновалась. Шум же, напомню, появляется из-за того, что мозгу удобно слышать все равномерно громко. И мозг пытается усилить все, что слышно, чтобы все звуки были одинаковой громкости — диапазон около 16кГц усиливается. Это неизбежно вызывает неприятные шумы из-за невозможности качественно усилить на 50дБ, и даже рядом на 13-14кГц — на 30дБ.

Еще один фактор — слух у Дианы выше нормы, да еще и музыкальный. Крайне немало точек на аудиограмме свыше 0дБ. Это тоже влияет на наличие шумов (возрастает разница между громкостью минимально различимых звуков во всем частотном диапазоне) и требовательности к их отсутствию.

В общем-то, ожидается, что с каждым днем будет все лучше. Сейчас Диана утверждает, что ей кажется, что и раньше она плоховато слышала высокие частоты. Последнее время она не просто интересовалась высокими частотами — они ее заинтриговали и вот поэтому возникло такое ощущение: раньше эти детали как-то упускались.

Есть подозрение, что к НГ все станет сильно хорошо. Полное отсутствие шумов возможно будет около НГ, а может чуточку дальше. У здоровых людей тоже бывает чуть-чуть что-то шумит, но этому не придается значение, да и происходит редко. Тут же надо наработать это «безразличие», дабы не зацикливаться на всяких мелочах. Хотя уже нет страха и постоянного стремления проверить свой слух, равно как и у здорового человека.

На сегодняшний день активная фаза исправления практически закончена: своевременно было все замечено и проделано немало внутренней работы. В силу того, что падение локализовано — то мозг начал уже задействовать все высокие частоты. Мозгу уже интересно услышать, потому каких-то грандиозных усилий прилагать для окончания исправления уже не требуется. Уже не нужно Диане саму себя подстегивать — просто так интересно слышать, естественный энтузиазм.

Сейчас необходимо время, чтобы все дошло до нормы и закрепилась привычка эту «норму» привычно слышать. Контрольный замер около НГ нужен скорее для того, чтобы добавить приятных объективных доказательств и уточнения темпа исправления. Задача довольно проста: не забывать про слух, но в то же время не переусердствовать с вниманием к мелочам и деталям работы слуха, таким образом вмешиваясь в работу слуха.

Будем наблюдать за развитием событий. И, наверное, будет новогодний подарок Диане — здоровый и отличный слух, который не нужно будет поддерживать. А еще и залог успеха со слухом на долгие годы, что крайне обнадеживает с профессией музыканта-вокалиста.

Мы же будем с нетерпением ждать очередного классного замера слуха, как результата труда и желания Дианы!

Перед опубликованием данного текста я уточнял у Дианы некоторые детали и заодно узнал текущее положение дел: «Сейчас у меня все естественно функционирует, после зевка само встает на место и не нужно ничего «втягивать», правда, когда зеваю по прежнему слышу как открывается внутри. Видимо такая особенность (о чем и предупреждала врач).


Если писать про свои ощущения на данный момент, например на счёт тех же шумов, а скорее уже даже не шум в ушах, а просто звон и песок, то они пока не исчезли полностью, но стали тише это факт. Даже если я их когда и замечаю, то только когда очень тихо в комнате и никакие адаптеры, холодильники и пр. не работают. И еще момент, если я и заметила шумы, то только потому, что стала гораздо чувствительнее, а это — крайне хорошо. И могу засыпать спокойно не под ТВ, как было ранее — а сама, в тишине, не зацикливаться на звоне в ушах, представляя как будто его и нет.

Чувствительность стала лучше не только по отношению к слуху, а вообще ко всему организму, я это теперь ощущаю очень ярко! И по поводу мыслей, стало получаться реально не думать неинтересные мысли и можно это контролировать. Например, я теперь уже не расстраиваюсь из-за чего-либо сильно, и не кручу мысли.  А зачем? Если уже сам факт произошел. Таким образом не трачу свои силы на расстройства».

__
Первая часть + Продолжение истории с замерами

Подробнее о слухе и других исправлениях слуха читать здесь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Scroll Up